.RU Геральдика.ру | Форум по геральдике | Общий гербовник
Электронная научно-историческая библиотека «Гербовед.ру»
Поиск по библиотеке:
» Библиотека › Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская сфрагистика и геральдика (1963) › История русской сфрагистики и геральдики
Каменцева Е.И., Устюгов Н.В.

История русской сфрагистики и геральдики

// Русская сфрагистика и геральдика (1963)

Библиографические данные публикации / опубликовано в издании:

В монографии: Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская сфрагистика и геральдика. М.: Высшая школа, 1974. С. 19-35 (Глава I)

Аннотация:

Интерес с изучению русских печатей и гербов появился в XVIII в., когда были опубликованы первые наблюдения по истории русских печатей и гербов. Однако развитие сфрагистики и геральдики шло разными путями. Сфрагистику связывали с историческим источниковедением и рассматривали как дисциплину вспомогательную. Геральдика же имела прикладное значение и находилась в тесной связи с генеалогией, так как для получения герба представителям дворянства необходимо было доказать свое право на герб генеалогическими документами.

Об авторах публикации/статьи:

Каменцева Елена Ивановна (1920-2004) (Москва)
Доктор исторических наук, профессор кафедры источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ
Устюгов Н.В.
Текст публикации:

История русской сфрагистики и геральдики

Интерес с изучению русских печатей и гербов появился в XVIII в., когда были опубликованы первые наблюдения по истории русских печатей и гербов. Однако развитие сфрагистики и геральдики шло разными путями.

Сфрагистику связывали с историческим источниковедением и рассматривали как дисциплину вспомогательную. Геральдика же имела прикладное значение и находилась в тесной связи с генеалогией, так как для получения герба представителям дворянства необходимо было доказать свое право на герб генеалогическими документами.

Геральдика в XVIII в. "занималась" составлением гербов и служила главным образом дворянству. Получение знаний по гербоведению как искусству сочинения гербов и умению определять гербы было своего рода необходимым требованием образования молодежи дворянского сословия.

К XVIII в. относится начало издания дворянских гербов и появление первых руководств по составлению гербов; к изданиям такого типа принадлежит книга Нестора Максимовича Максимовича "Избранные емвлемы и символы". В книге, помимо вопросов теоретической геральдики, описаны 56 гербов городов. Книга Максимовича имела практическое значение для составления новых гербов и исправления старых в соответствии с правилами, разработанными западноевропейской геральдикой.

В XVIII в. началось изучение истории печатей и гербов. В. Н. Татищев включил вопросы истории государственного герба в свою "Историю Российскую". В. Н. Татищев дает краткую справку по истории появления двух основных изображений русского государственного герба - всадника и двуглавого орла.

Для более глубокой разработки вопросов сфрагистики было необходимо собрать и описать печати. В первую очередь следовало издать изображения (рисунки) печатей, сохранившихся при актах. Печати при актах легко определялись во времени. По содержанию документа устанавливалась и принадлежность печати. Только на основе наблюдений над датированными печатями, принадлежность которых была известна, можно было перейти к изучению печатей, сохранившихся отдельно от актов или найденных в земле. Поэтому разработка вопросов сфрагистики шла параллельно с изданием и изучением письменных источников. Сфрагистика развивалась как часть источниковедения.

В конце XVIII в. большое значение имело изучение и издание исторических источников русским просветителем Н. И. Новиковым. В многотомной "Древней Российской Вивлиофике" Н. И. Новиков издал большое количество исторических источников по политической истории - духовные и договорные грамоты, ханские ярлыки и другие документы. Издание актов сопровождалось описанием печатей, которые были привешены к ним. Н. И. Новиков издал описание большого количества печатей княжеских, духовенства и новгородских печатей времени самостоятельности Новгорода.

Большое количество рисунков печатей было опубликовано в "Собрании государственных грамот и договоров", включавшем преимущественно документы политической истории. Издание имело для своего времени большое научное значение, но рисунки печатей, вошедшие в него, не отличались большой точностью. Тем не менее, появление даже несовершенных описаний и самих изображений печатей явилось толчком к созданию вспомогательной исторической дисциплины - сфрагистики.

В начале XIX в. Н. М. Карамзин обратил внимание на значение печатей в исследовании исторических источников. В "Истории государства Российского" он, ссылаясь на тот или иной документ, описывает печать, которая скрепляет этот документ.

Рассмотрением печатей сопровождалось и изучение отдельных документов. Так, в первом дипломатико-палеографическом обзоре древнейшей жалованной грамоты князя Мстислава Владимировича новгородскому Юрьеву монастырю (около 1130 г.) Е. Болховитинов в числе признаков удостоверения грамоты подвергает обследованию и ее печать. Е. Болховитинов понимал, что для убедительного анализа печати Мстиславовой грамоты необходимо иметь общее представление о характере русских печатей, поэтому он пытался установить основные разновидности печатей и дал деление их на великокняжеские, княжеские, патриаршие, архиепископские, посадничьи. Однако он располагал сравнительно незначительным материалом, и его работа, до середины XIX в. считавшаяся наиболее полным описанием русских печатей, в настоящее время имеет только историографическое значение. Тем не менее труд Е. Болховитинова свидетельствует, во-первых, о появлении серьезного интереса к изучению печатей и, во-вторых, показывает, что сфрагистика зарождалась как вспомогательная историческая дисциплина, которая должна была содействовать всестороннему изучению письменных исторических источников.

В первой половине XIX в. публиковались описания и изображения не только печатей, но и гербов. Еще в конце XVIII в. по распоряжению императора Павла I было начато составление "Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи". В первой половине XIX в. было напечатано 10 томов гербовника. Тома I-IV были опубликованы около 1803 г., тома V-X - в 1836-1840 гг. Дальнейшее составление гербовника продолжалось вплоть до 1917 г. Было составлено 20 томов, но издание их прекратилось на десятом томе.

В 1843 г. в "Приложении" к первому "Полному собранию законов Российской империи" впервые были опубликованы рисунки городских гербов.

В 1845 г. Я. И. Бередниковым была опубликована записка о найденных в Московском Кремле при раскопках грамотах времени Дмитрия Донского. Я. И. Бередников описывает печати, которыми сопровождались документы, высказывает свои соображения относительно их принадлежности. Эти соображения указывают на его знакомство с новгородскими печатями и общими правилами скрепления актов печатями. При записке было опубликовано шесть таблиц с прорисями текстов грамот и печатей великого князя Дмитрия Ивановича Донского и его современников.

Особое место среди трудов по сфрагистике и геральдике занимает работа А. Б. Лакиера*. А. Б. Лакиер собрал и обобщил известный к середине XIX в. материал по сфрагистике и геральдике. Во второй и третьей частях первой книги А. Б. Лакиер помещает обзор русских печатей до XVIII в., часть первая первой книги и вся вторая книга посвящены геральдике. В настоящее время работа А. Б. Лакиера значительно устарела. Общая историческая концепция автора не поднимается выше уровня развития русской официальной исторической науки середины XIX в. Несмотря на это, труд А. Б. Лакиера имеет ряд несомненных достоинств. К их числу следует отнести мысль автора о самобытном, чисто национальном характере русских печатей и гербов: он пытается связать эволюцию русской государственной печати с историей Русского государства.

*(А. Б. Лакиер. Русская геральдика, кн. 1-2. СПб., 1855.)

В XIX в. были опубликованы первые альбомы печатей. Например, в альбоме П. И. Иванова "Сборник снимков с древнейших печатей, приложенных к грамотам и другим юридическим актам, хранящимся в Московском Архиве Министерства Юстиции" (М., 1858), дано изображение 500 печатей XIV- XVIII вв. в 20 таблицах. Сюда вошли рисунки печатей областных, городских государственных учреждений, должностных и частных лиц. Можно признать удовлетворительной и публикацию "Снимки древних русских печатей, изданные Главным Архивом Министерства Иностранных дел" (М., 1882). В этом альбоме помещены снимки древнерусских печатей: государственных, царских, областных, учреждений и частных лиц. По характеру оба альбома дополняют друг друга.

Особое значение имеет публикация изображений печатей XV-XVII вв. и в том числе русской государственной печати. По снимкам можно проследить эволюцию русской государственной печати в связи с образованием Русского централизованного государства.

Во второй половие XIX в. была начата работа по изучению городских и областных печатей и гербов, а также дворянских гербов, внесенных в "Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи". П. П. Винклер составил справочные пособия, посвященные городским, губернским и областным гербам Российской империи.

Публикации по исследованию печатей и гербов продолжаются и в XX в. Среди работ этого времени значительный интерес представляет книга А. В. Орешникова "Материалы к русской сфрагистике" (М., 1903). А. В. Орешников - самый крупный из русских нумизматов - показал связь сфрагистики с нумизматикой и значение изучения печатей для истории и археологии. А. В. Орешников подвел итоги предшествующего изучения печатей, опубликовал и описал печати посадников, наместников, княжеские печати, печати монастырей XI-XV вв. Его работа, несомненно, является ценным исследованием, она содержит ряд интересных наблюдений над печатями и снабжена прекрасно выполненными иллюстрациями. А. В. Орешников опубликовал утерянную в настоящее время татарскую печать, которая была привешена к одной из духовных Ивана Калиты (XIV в.).

А. А. Шахматов, изучая договорные грамоты Новгородской феодальной республики с великими князьями XIII-XIV вв. и акты XV в., относящиеся к феодальному землевладению Двинского края, описал печати, которыми они скреплены. Сфрагистические замечания А. А. Шахматова имеют большую ценность тем более, что некоторые из печатей, описанных им, утрачены. Несомненное значение имеют и наблюдения А. А, Шахматова над печатями владычных наместников на Двине и посадников, А. А. Шахматов дает перечень имен посадников, встречающихся на печатях при двинских грамотах. Определение времени деятельности лиц, имена которых указаны на печатях, дало бы возможность поставить вопрос о времени появления двинских грамот, которые не датированы.

Значительный интерес для изучения областных и городских печатей и гербов представляет издание Петербургского археологического института "Портреты, гербы и печати Большой государственной книги 1672 г." (СПб., 1903). "Большая государственная книга" имеет следующее полное заглавие: "Большая государственная книга, или корень российских государей". Потребность в составлении такой книги возникла в Русском государстве в середине XVII в. Русское правительство, имевшее дипломатические сношения с иностранными государствами, очень ревниво относилось к царскому титулу, требовало его точного воспроизведения во всех дипломатических документах. Равным образом оно интересовалось точными титулами и иностранных государей. Такую сводку титулов и гербов и представляет собой "Большая государственная книга 1672 г.", которая также называется "Титулярником".

В "Титулярнике" помещены портреты всех великих князей и царей русских от Рюрика до Алексея Михайловича включительно, даны изображения русского государственного герба и 33 областных гербов, гербов тех городов и земель, наименования которых входили в титул русского царя. Здесь же были помещены портреты иностранных владетелей, с которыми Русское государство состояло в дипломатических отношениях, и изображения их гербов. Портреты для этого издания выполнены иконописцами Иваном Максимовым и Дмитрием Львовым, а гербы и украшения - золотописцами Посольского приказа Григорием Благушиным, Федором Лоповым и Матвеем Андреевым. Общее руководство всей работой осуществлял старший золотописец Посольского приказа Г. А. Благушин*.

*(ЦГАДА, Приказные дела старых лет, 1672 г., д. 123, лл. 1-225; Дополнения к актам историческим, т, VI, № 43/У, стр. 189.)

В начале XX в. появляются и общие работы по геральдике. Следует упомянуть курс геральдики Ю. В. Арсеньева. Этот курс посвящен главным образом истории возникновения гербов в Западной Европе и теоретической геральдике, т. е. подробному описанию приемов составления гербов.

Ю. В. Арсеньев четко сформулировал отношение геральдики к другим вспомогательным историческим дисциплинам. Он считал, что геральдика является "вспомогательной дисциплиной генеалогии"*, не отрицая в то же время и ее значение для истории. Геральдика, отмечал Ю. В. Арсеньев, важна и для сфрагистики, нумизматики, дипломатики, палеографии и археологии.

*(Ю. В. Арсеньев, Геральдика, М., 1908, стр. 97.)

Во второй половине XIX - начале XX в. увеличивается количество публикаций и исследований по геральдике, и особенно по дворянской геральдике. В этот период появилась новая причина, толкавшая представителей дворянства на историческое исследование вопросов геральдики и тесно связанной с ней генеалогии, - стремление доказать древность и знатность своего рода. В обстановке становления буржуазного общества, падения роли дворянства в социально-экономической и политической жизни страны эта причина в глазах дворянства приобрела особый смысл, усилился интерес дворянства к прошлому своих родов. Особенно возрастает интерес к разработке и публикации гербового материала в начале второго десятилетия XX в., что связано с именем В. К. Лукомского. В дореволюционный период им был напечатан ряд работ по геральдике, без которых невозможно в настоящее время рассматривать вопросы истории развития и сложения геральдики как науки.

В. К. Лукомскому принадлежат публикации отдельных гербовых изображений и попытки их расшифровки. Совместно с другими гербоведами он создал справочный аппарат, необходимый для определения принадлежности гербов. И, наконец, В. К. Лукомским созданы обобщающие работы по русской геральдике. Из них следует назвать прежде всего указатели к гербам дворянских родов Всероссийской империи и царства Польского, списки лиц, пожалованных дипломами на дворянское достоинство, и указатели гербовых девизов, облегчающие определение принадлежности гербов. Использование гербовников для определения принадлежности гербов невозможно без привлечения этой справочной литературы.

Значительный интерес представляет работа В. К. Лукомского по истории русского государственного герба. В работе рассматриваются история герба с конца XV в. и особенности государственного герба по указам XVIII - XIX вв.

В 1911 г. В. К. Лукомский опубликовал книгу "О геральдическом художестве в России" (СПб., 1911). Книга написана на впервые использованном неопубликованном материале архива Герольдии и дает исторический очерк русской геральдики. В ней уделено внимание и тем художникам, которые принимали участие в работе по составлению гербов.

В 1913 г. В. К. Лукомский, Н. А. Типольт и С. Н. Тройницкий предприняли издание журнала "Гербовед", в котором печатались материалы по истории гербов, публиковались изображения гербов, производились попытки расшифровки этих гербов. Основная масса статей, вошедших в это издание, была написана В. К. Лукомским и С. Н. Тройницким.

В 1915 г. В. К. Лукомский и Н. А. Типольт опубликовали книгу "Русская геральдика" (Пг., 1915). Эта работа включает самостоятельные статьи В. К. Лукомского "Источники русского гербоведения" и Н. А. Типольта "Основы геральдики". В первой статье дается общий очерк возникновения и развития русской геральдики, во второй - характеристика технических приемов, при помощи которых составлялись гербы.

Работы В. К. Лукомского построены на сочетании данных геральдики и генеалогии. Кроме того, он впервые провозгласил возможность использования герба как исторического источника.

Из других изданий следует упомянуть "Гербовник Анисима Титовича Князева", изданный С. Н. Тройницким в 1912 г. Статский советник А. Т. Князев в 1785 г. составил общий гербовник российских дворянских родов - перечень и изображения тех гербов, которые имели русские дворянские роды к 1785 г.

В начале XX в. появляются работы, посвященные изучению украинских печатей и гербов. Среди них следует назвать исследование печатей Галицко-Волынского княжества А. С. Лаппо-Данилевского. Автор рассматривает печати грамот 1316-1341 гг., находившихся в архивах Кенигсберга и Кракова. Эти печати принадлежали галицко-волынским князьям и их современникам.

В 1914 г. вышел иллюстрированный художником Е. И. Нарбутом Малороссийский гербовник, составленный В. К. Лукомский и В. Л. Модзалевским, где были опубликованы гербы утвержденные, т. е. вошедшие в Общий гербовник, а также и неутвержденные.

Работы В. К. Лукомского и других гербоведов начала XX в. содействовали развитию геральдики, однако она продолжала оставаться прикладной наукой. Большой материал был собран и по сфрагистике, но в целом сфрагистические источники были изучены еще недостаточно.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла неограниченные возможности для развития исторической науки. Работа над историческими источниками на основе марксистско-ленинской методологии требовала разработки вспомогательных исторических дисциплин и источниковедения. Но приблизительно до середины 30-х годов работы в области вспомогательных исторических дисциплин и источниковедения были связаны с буржуазной исторической наукой.

Особое место в разработке сфрагистики в эти годы занимает Н. П. Лихачев. Этому крупнейшему специалисту в области вспомогательных исторических дисциплин принадлежат курсы дипломатики и сфрагистики, в которых рассмотрены вопросы удостоверения актов печатями. Эти курсы Н. П. Лихачев читал в Петербургском археологическом институте и издал их еще до революции. На протяжении нескольких десятков лет Н. П. Лихачевым было создано уникальное по своей полноте собрание древнерусских и византийских печатей. Это собрание, дополненное материалами музеев, архивов и частных коллекций, подготавливалось Н. П. Лихачевым к изданию фототипическим способом в виде "Сфрагистического альбома"*. В альбоме воспроизведено 1265 русских и византийских печатей, расположенных на 83 таблицах. Русские печати помещены на 57 таблицах. Таблицы изготовлялись на протяжении ряда лет, по мере накопления материала. Предполагалось выполнить еще большее количество таблиц византийских печатей. В подготовке альбома деятельную помощь Н. П. Лихачеву оказывал А. В. Орешников**. Подбор материала для "Сфрагистического альбома" рассматривался Н. П. Лихачевым как начало работы по изучению печатей. Однако издание "Сфрагистического альбома" не было осуществлено. Печатание таблиц "Сфрагистического альбома" прекратилось в 1917 г. В дальнейшем он мог быть использован лишь как архивный документ. Н. П. Лихачев предполагал на основании исследования собранных в альбоме печатей издать три выпуска "Материалов для истории русской сфрагистики". Из этих выпусков хорошо известен первый, в котором рассмотрены княжеские печати XI - начала XIV вв. Менее известен второй выпуск, в который включен очень большой материал по русской сфрагистике: печати XI- XIV вв. русских митрополитов, епископов и посадников (печать "От Ратибора") и печати с изображением родовых знаков. Третий выпуск остался в рукописи. По словам автора, он должен был состоять из девяти очерков, в которых рассматривалась сфрагистика Новгорода, Пскова, Твери и Москвы***.

*(Комплекты "Сфрагистического альбома" Н. П. Лихачева хранятся в архиве Института археологии АН СССР (далее - Архив ИА).)

**(Н. П. Лихачев. Материалы к альбому печатей. Архив ИА, ф. 35, оп. 2, д. 444. Предисловие Н. П. Лихачева к описанию таблиц "Сфрагистического альбома".)

***(Архив ИА. ф. 35, оп. 2, д. 444, л. 1.)

Кроме "Сфрагистического альбома" и трех выпусков "Материалов для истории Русской и византийской сфрагистики" Н. П. Лихачев предполагал издать "Описание сфрагистического альбома" в виде четвертого выпуска этого же издания. Н. П. Лихачев описал альбом, а русская его часть, состоящая из 569 листов машинописного текста, была подготовлена к печати*. По своей научной ценности, богатству материалов, наблюдений и выводов описание печатей "Сфрагистического альбома" является непревзойденным образцом такого рода работ для своего времени.

*(Н. П. Лихачев. Материалы к альбому печатей. Архив ИА, ф. 35, оп. 2, л. 444. Византийская часть описания хранится в Архиве АН СССР, д. 246, оп. 1, д. 124, ч. II.)

Интерес Н. П. Лихачева к вопросам сфрагистики не случаен. "Он закономерно возник на стыке двух ведущих тем его исследования по истории документа и по истории древнерусской администрации"*.

*(В. Л. Янин. К столетию со дня рождения Н. П. Лихачева. "Советская археология", 1962, № 2, стр. 30.)

Труды Н. П. Лихачева в области сфрагистики не были завершены, но несмотря на это можно сказать, что Н. П. Лихачев создал русскую сфрагистику как науку. Н. П. Лихачев доказал, что в типологии русских печатей нет хаоса, что каждому политическому институту, пользующемуся печатями, присущ особый тип печатей, что типы печатей развиваются и для каждого периода получают новые характерные признаки оформления. Н. П. Лихачев собрал воедино богатейший материал, определил принадлежность значительной части сохранившихся печатей, в результате чего можно было перейти к дальнейшей разработке русской сфрагистики и обобщению всего накопленного материала. Но, используя труды Н. П. Лихачева, следует помнить, что его работы не учитывают значительного количества новых открытий в области сфрагистики последних десятилетий. Ряд выводов Н. П. Лихачева о начале русской сфрагистики, о классификации печатей нуждается в серьезной критической переоценке.

Со второй половины 30-х годов начинается монографическая разработка ряда вопросов истории СССР, содействовавшая усилению изучения исторических источников. Общий подъем исторической науки отразился на развитии вспомогательных исторических дисциплин, в том числе сфрагистики и геральдики.

Для дальнейшей разработки вопросов сфрагистики и геральдики необходимо было обратить внимание историков на их значение в исследовании исторических источников. Эти задачи выполняют несколько работ, опубликованных в 30-х и 40-х годах. Среди них следует указать работу А. С. Орлова по библиографии русских печатей XI-XV вв., которую автор поместил в сборнике "Вспомогательные исторические дисциплины".

Значительные успехи в развитии геральдики после Великой Октябрьской социалистической революции связаны с именем В. К. Лукомского. С первых дней революции, работая в Гербовом музее, а затем в Кабинете вспомогательных исторических дисциплин, В. К. Лукомский столкнулся с задачей паспортизации различных предметов - памятников материальных и документальных, несущих на себе герб. Определение происхождения, принадлежность их и датировка осуществлялись с помощью гербовой экспертизы. За четверть века В. К. Лукомским было произведено более тысячи экспертиз. Итоги этой работы подведены В. К. Лукомским в статье, посвященной гербовой экспертизе. В. К. Лукомский рассматривает случаи определения по гербу принадежности памятников материальной культуры и авторства документов. Ценность статьи прежде всего в том, что в ней показано значение изучения гербов для историка и указаны пути практического применения этих знаний в работе с документами.

Развитие геральдики не могло продолжаться в направлении, намеченном до Великой Октябрьской социалистической революции. Научная разработка проблем, стоящих перед геральдикой, могла идти только по пути ее развития как вспомогательной исторической дисциплины. Геральдика должна была разрешать те источниковедческие задачи, которые возникают перед исследователями документов и объектов материальной культуры. Это новое направление также нашло отражение в работах В. К. Лукомского. Таковы его работы о родопроисхождении Ивана Федорова, о родоначальнике рода Пушкиных - Радше. Герб в указанных работах служил В. К. Лукомскому историческим источником.

Значению герба как исторического источника посвящена небольшая по объему статья В. К. Лукомского, опубликованная в 1947 г., в которой отмечалось, что объектом советской геральдики "является герб, но задачей ее изучения является не герб как самоцель, но освоение герба как исторического источника для решения проблем социально-экономической и политической истории". Герб является ценным источником по генеалогии дворянских родов. В. К. Лукомский считал, что герб "с поразительной лаконичностью и выразительностью" передает историю данного рода, его происхождение, "заслуги", иерархически-классовое положение и привилегии. В задачу геральдики входит и разработка справочного аппарата для работы по определению времени и принадлежности гербов.

В. К. Лукомский считал необходимым составление эмблематических гербовников, т. е. сборников гербов, расположенных в систематизированном по эмблемам порядке. Он составил "Эмблематический гербовник"*, в который вошли три серии гербов: гербы, объединенные однообразными эмблемами, принадлежавшие родам, происходящим от общего родоначальника, польско-литовские гербы, усвоенные русскими, белорусскими и украинскими родами; гербы родов, жалованных российскими титулами князей, графов и баронов.

*(Рукопись "Эмблематического гербовника" хранится в кабинете вспомогательных исторических дисциплин Московского Историко-архивного института.)

Новые задачи, поставленные советской исторической наукой перед сфрагистикой и геральдикой, нашли отражение в большом количестве работ, посвященных разнообразным вопросам изучения печатей и гербов. Значительный вклад в дело разработки вопросов сфрагистики и геральдики внесли советские археологи.

На протяжении последних двух десятилетий публикует свои работы по сфрагистике X-XV вв. В. Л. Янин. Основное внимание исследователя привлекают печати Новгорода, и в первую очередь новые находки этих печатей. Обобщение всех данных, итог исследования печатей X-XV вв., осуществлено В. Л. Яниным в книге "Новгородские посадники" и "Актовые печати Древней Руси X-XV вв."* Две последние работы занимают особое место в истории развития советской сфрагистики. В. Л. Янин доказал в них, что печати, изучаемые во взаимной связи друг с другом, в связи с историческими событиями, являются ценнейшим историческим источником, способным давать самостоятельные исторические выводы. Из его работ следует, что "без анализа сфрагистического материала невозможно дальнейшее изучение политической истории Древней Руси"**.

*(Прориси печатей для иллюстрации III и IV глав настоящего пособия заимствованы из работы В. Л. Янина "Актовые печати Древней Руси X - XV вв.". т. 1-2. М., 1970.)

**("Советская археология", 1963, № 3, стр. 272.)

Вопросу рассмотрения истории городских печатей и гербов посвящены статьи А. В. Арциховского, Н. Г. Порфиридова, В. К. Лукомского и др.

Изучение печатей, сопровождающих документы, несколько облегчает опубликование актовых материалов, изданных главным образом Институтом истории Академии наук СССР. Это "Грамоты Великого Новгорода и Пскова" (М. - Л., 1949) и "Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв." (М. - Л., 1950). В этих изданиях дается описание печатей, которыми скреплены публикуемые акты.

Работы по сфрагистике появляются в связи с новыми находками печатей и построены они в основном на новгородском материале.

Для сфрагистики последних десятилетий характерно стремление расширить хронологические рамки изучения печатей. Об этом свидетельствуют работы о печатях XVII-XVIII вв. Н. Ф. Демидовой, Р. В. Овчинникова, Е. И. Каменцевой.

Наибольшее значение по поставленным проблемам и методике исследования представляет работа Н. Ф. Демидовой о таможенных печатях. Н. Ф. Демидовой удалось привлечь широкий круг источников - матрицы печатей, оттиски печатей на документах и законодательные источники. Наличие почти исчерпывающего собрания оттисков таможенных печатей 1740- 1741 гг. позволило Н. Ф. Демидовой дать статистический анализ сфрагистического материала, на основе которого могут быть построены выводы по истории внутренних таможен.

Печатям учреждений XVIII в. - Московской большой таможни и печатям войска Запорожского из собрания Государственного исторического музея - посвящены две статьи Е. И. Каменцевой.

Несомненный интерес представляет статья Р. В. Овчинникова о печатях Е. И. Пугачева. В опубликованной сфрагистической литературе печати деятелей восстаний не подвергались изучению.

Следует признать, что указанные работы являются лишь началом в изучении сфрагистических памятников XVII - начала XX в. Причем, совсем не изучены печати учреждений XIX - начала XX вв.

В последнее десятилетие значительное внимание исследователей привлекает советская геральдика. Научная разработка отдельных вопросов истории советских гербов начинается уже в 20-х годах. Определенным этапом в изучении советских гербов являются статьи, опубликованные после Великой Отечественной войны. Среди них нужно назвать статью В. И. Стрельского об изменениях в изображении государственного герба СССР и союзных республик, опубликованную в 1949 г. В конце 50-х-60-х годов публикуются работы по истории создания государственной печати и герба А. Н. Луппола и Е. И. Каменцевой. Наибольший интерес представляет исследование Г. Ф. Киселева и В. А. Любишевой об участии В. И. Ленина в создании государственной печати и герба РСФСР.

Внимание советских исследователей привлекают и вопросы сфрагистики первых лет Советской власти. В последнее время опубликовано несколько статей о печатях украинских учреждений первых лет Советской власти. Среди них следует назвать статьи и заметки о печатях Б. П. Зайцева, А. И. Бабенко и др. Исследования указанных авторов посвящены главным образом, печатям местных учреждений, которые создавались в ходе революции.

В заключение следует отметить, что перед исследователями вопросов сфрагистики и геральдики стоят очень большие научные проблемы как по изучению дореволюционных материалов, так и геральдических и сфрагистических источников советского времени.

«« НАЗАД К ОГЛАВЛЕНИЮ ВПЕРЕД »»

 
 
© 2007-2022 Электронная некоммерческая библиотека открытого доступа «Гербовед.ру»
Редакция: gerboved@gerboved.ru | › Пользовательское соглашение
Проект сетевого издания «Геральдика.ру»
Примечание: представленные в библиотеке научные тексты размещены только для ознакомления и получены большей частью посредством распознавания оригинальных текстов публикаций (OCR), поэтому в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания и степенью сохранности бумажных оригиналов.
карта сайта