.RU Геральдика.ру | Форум по геральдике | Общий гербовник
Электронная научно-историческая библиотека «Гербовед.ру»
Поиск по библиотеке:
» Библиотека › Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская сфрагистика и геральдика (1963) › Происхождение печатей и гербов. Внешний вид печатей. Теоретическая геральдика
Каменцева Е.И., Устюгов Н.В.

Происхождение печатей и гербов. Внешний вид печатей. Теоретическая геральдика

// Русская сфрагистика и геральдика (1963)

Библиографические данные публикации / опубликовано в издании:

В монографии: Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская сфрагистика и геральдика. М.: Высшая школа, 1974. С. 36-60 (Глава II)

Аннотация:

Происхождение печатей восходит к глубокой древности. Его нужно искать в тех знаках, которые первобытный человек ставил на предметах, ему принадлежавших. Каждый род первобытно-общинного строя обожествлял какое-нибудь животное, иногда даже принимал его имя, делал это животное тотемом. Изображение такого животного служило родовым знаком, отличающим данный род от других родов. С развитием человеческого общества, с появлением собственности связана замена изображений животных на отдельных предметах изображениями орудий труда или элементов бытового характера. Постепенно родовой знак заменяется семейным и ставится на предметах, находящихся в частной собственности семьи.

Об авторах публикации/статьи:

Каменцева Елена Ивановна (1920-2004) (Москва)
Доктор исторических наук, профессор кафедры источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ
Устюгов Н.В.
Текст публикации:

Происхождение печатей и гербов. Внешний вид печатей. Теоретическая геральдика


Происхождение печатей. Происхождение печатей восходит к глубокой древности. Его нужно искать в тех знаках, которые первобытный человек ставил на предметах, ему принадлежавших. Каждый род первобытнообщинного строя обожествлял какое-нибудь животное, иногда даже принимал его имя, делал это животное тотемом. Изображение такого животного служило родовым знаком, отличающим данный род от других родов. С развитием человеческого общества, с появлением собственности связана замена изображений животных на отдельных предметах изображениями орудий труда или элементов бытового характера. Постепенно родовой знак заменяется семейным и ставится на предметах, находящихся в частной собственности семьи.

Изобретение письменности влечет за собой некоторые изменения знаков собственности. Очень часто знаком принадлежности являются инициалы, т. е. начальные буквы имени главы семьи.

Знаки собственности в большом количестве дошли до нашего времени от периода Древнерусского государства. Они вырезаны или нацарапаны на мелких предметах домашнего обихода, на денежных слитках и являются уже не родовыми и семейными, а скорее личными знаками.


Рис 1. Знаки собственности

Один из исследователей русского юридического быта П. С. Ефименко в 1874 г. в статье "Юридические знаки" сообщил свои наблюдения над знаками собственности, какие он имел возможность видеть у населения бывшей Архангельской губернии - русских, карелов, саамов (лопарей) и ненцев. У русских крестьян эти знаки собственности назывались "знаменами", "пятнами", "метками", "отметками", "рубежами", "клеймами". В метках русского населения преобладали главным образом прямые линии, так называемые рубежи (от слова рубить, делать зарубки). У других народов знаки собственности были более закругленными. Эти "знамена" были условными знаками для обозначения собственности на тот или иной предмет. В частности, у русского населения встречались такие знаки, как рубеж, крест, сорочья лапа, воронья лапа и др. Такие отдельные знаки обычно имели домохозяева. Взрослые сыновья, пока они жили вместе с отцом, пользовались общим семейным знаком. Но если сын отделялся от отца, он выбирал себе новый знак собственности, причем в начертании этого знака сохранялись черты прежнего, семейного. Если, например, у отца был знак три рубежа, то первый отходящий сын получал новый знак, в котором полностью сохраняется отцовское знамя и, кроме того, присоединяется лишняя маленькая черточка, которая придает известную индивидуальность знаку нового домохозяина. Второй сын получает знак, несколько отличный от знака первого сына и т. д. Эти знаки крестьяне ставили на различных предметах, принадлежавших им, в том числе и на предметах, предназначавшихся для продажи.


Рис 2. Родовые знаки Рюриковичей

Усложнялись знаки собственности, переходящие по наследству и на гончарных изделиях XI-XII вв. Очевидно, гончарное дело переходило по наследству от отца к сыну.

В южных районах в XVI-XVII вв. существовал обычай отмечать знаками-знаменами бортные деревья. Поставленные знаки означали право владения на бортные деревья. Обычай этот сложился еще задолго по появления Русской Правды*. Среди бортных знаков-знамен встречаются изображения орудий труда, предметов хозяйственного быта, вооружения и т. д.

*(Г. Н. Анпилогов. Бортные знамена как исторический источник. (По Путивльским и Рыльским переписным материалам конца XVI и 20-х годов XVII в.). "Советская археология". 1964, № 4, стр. 153.)

Условные знаки употребляли и древнерусские князья. Княжеские знаки изображались на монетах, медных подвесках, оружии, поясах дружинников и воинских знаменах, ставились на предметах ремесла, производившихся ремесленниками-холопами на княжеском дворе. Княжескими знаками был помечен весь живой и мертвый инвентарь княжеского хозяйства - кони, бортные угодья, границы земель.

Со временем знаки собственности стали изображать на печатях.

Обычай употреблять печати возник на Востоке. В вавилонских, египетских и других источниках мы находим упоминания о них.

Вопрос о появлении печатей на Руси в настоящее время не может быть разрешен вследствие отсутствия источников, но несомненно, что еще до официального принятия христианства (конец X в.) русские князья употребляли печати, на которых изображались родовые знаки Рюриковичей. Об этом свидетельствует печать князя Изяслава Владимировича - старшего сына Владимира Святославича, найденная в Новгороде в 1953 г. Князь Иаяслав Владимирович умер в 1001 г., т. е. в самом начале XI в. На его печати изображен знак Рюриковичей, являющийся простейшим усложнением знака Владимира Святославича*.

*(В. Л. Янин. Актовые печати Древней Руси X-XV вв., т. I. М., 1970. стр. 41 (далее - "Актовые печати").)

В древности, когда еще не была достаточно развита письменность, печатью удостоверялась не только подлинность документа. Печати имели и более широкое значение: они заменяли верительные грамоты. Если обратиться к такому источнику древнерусской истории, как договор князя Игоря с греками, записанный в Начальной Летописи под 944 г., то в нем можно найти следующие сведения о печатях: "А великий князь Рускии и боляре его да посылають въ Греки к великим цесарем Гречьским корабли, елико хотять, со слы и с гостьми. Якоже им оуставлено есть, ношаху ели печати злати, а гостье сребрени. Ныне же уведел есть князь нашь посылати грамоту ко цесарьству нашему. Иже посылаеми бывают от них (посли) и гостье да приносить грамоту, пишюче сице: яко послах корабль селько" и от тех да оувемы и имы, оже с миромь приходить"*.

*(ПСРЛ, т. I, вып. 1, изд. 2-е. Л., 1927, стр. 48.)

Смысл этого места договора сводится к следующему. Раньше русские послы и торговые люди, которые приезжали по дипломатическим либо торговым делам в Византию, имели при себе в качестве удостоверения того, что они действительно являются послами или торговыми людьми, золотые и серебряные печати. Теперь, по новому договору, устанавливался иной порядок: послы обязаны предъявлять не печати, а грамоты, в которых указывается, сколько кораблей было послано из Руси в Византию, причем на основании этих верительных грамот греки имели возможность убедиться, что послы и торговые люди приходят "с миром" и не замышляют никакой вражды.

Если обратиться к истории монголов, то тоже можно найти подтверждение того, что металлические предметы играли роль верительных грамот. Эти предметы представляли собой золотые или серебряные дощечки, на которых вырезалось повеление хана. Такие дощечки назывались по-монгольски - байса. Байса - металлическая дощечка до 20-30 см длины. В верхней части ее было отверстие для шнура, посредством которого байса привешивалась к поясу. Надпись изображалась вертикально. Байса служила подтверждением полномочий, данных ханом своим посланцам.

В связи с дальнейшим развитием письменности печати стали употребляться для удостоверения письменных документов. Печать, или байса, стала даваться не взамен верительных грамот, а как подтверждение их. Привешенные или приложенные к грамоте печати свидетельствовали, что документ достоверен. О таких верительных грамотах говорится в цитированном выше отрывке договора Руси с греками 944 г.

Внешний вид печати. Печати делятся на матрицы и оттиски. Матрицы - это рисунки печатей, вырезанные на твердых предметах: металле, камне, кости, стекле, в более позднее время - на каучуке. Оттиском называется отпечаток, который получается на металле, воске, бумаге в результате применения матрицы.

Печати-оттиски различаются либо по способу прикрепления печати к документу, либо по материалу, употребленному для получения оттиска.

По способу прикрепления печати делятся на вислые и прикладные. Первые привешивались к документу, вторые прикладывались. Основной формой печатей до XV в. включительно были вислые печати. На документе, написанном на пергаменте или бумаге, в его нижней части под текстом делалось небольшое отверстие, через которое продевался шелковый или льняной шнур, концы которого скреплялись печатью.

Несколько иным способом была привешена древнейшая вислая печать X в., найденная археологами в 1953 г. в Новгогороде. Печать принадлежала старшему сыну князя Владимира Святославича князю Изяславу Владимировичу - родоначальнику ветви полоцких князей. Печать оттиснута на неправильно обрубленном свинцовом бруске и была привешена не на шнурке, а на широком кожаном ремешке. На печати видны остатки сквозной щели и ремешка.


Рис 3. Вислые печати

Только с конца XIV в. появляются прикладные печати. Правда, и до этого времени использовались прикладные печати, оттиснутые перстнями.

Печати делятся на металлические, восковые, воско-мастичные, сургучные, копченые. Для изготовления печатей употреблялись золото, серебро и чаще всего свинец. Это объясняется как сравнительной мягкостью свинца, так и его дешевизной.

Для изготовления печатей применялся воск: чистый белый или желтого цвета, или смешанный с краской - черной, красной или темно-коричневой. В некоторых документах есть указания на цвет восковой печати. Например, в списках грамот очень часто имеются приписки: "а под подлинной грамотой печать черного воска", "а у подлинной грамоты печать красного воска".


Рис 4. Печать князя Изяслава Владимировича

Но воск очень непрочный материал. Чтобы предохранить печать от быстрого разрушения, стали приготовлять особую восковую мастику. Воск смешивали с краской, мелом или мукой, смолами, жирами и от этого масса, из которой приготовляли печати, делалась более прочной. Печати, сделанные из такой смеси, назывались воско-мастичными. Воско-мастичные печати сохранялись лучше, чем восковые. Краска для них бралась главным образом красного цвета, поэтому воско-мастичные печати имели либо красный, либо бледно-красный цвет.

Иногда, правда, редко, в качестве материала для получения оттиска печати употреблялась смола. В источниках встречается упоминание: "печать на черном дегте".

Приблизительно с конца XVII в. входят в употребление красные и черные сургучные печати. В Центральных учреждениях сургучные печати начали употреблять в конце XVII в., в местных учреждениях - в XVIII в. В Посольском приказе в конце XVII в. красным сургучом печатали "почтовые сумы" и "приказные всякие письма"*. Внутренние таможни, как местные учреждения, нередко еще в 40-х годах XVIII в. попеременно используют и воско-мастичную смесь и сургуч**.

*(ЦГАДА. Городовые книги по Новгороду Великому, № 136, л. 106, об., № 139, л. 24, об., 88; № 149, лл. 2, 120 об. № 121.)

**(Н. Ф. Демидова. Русские таможенные печати XVII- XVIII веков. "Аграрная история Европейского Севера СССР". Вологда. 1970, стр. 190.)

Сургуч для печатей продавался в Москве вместе с бумагой в Овощном ряду.

На документах XVIII - XX вв. встречаются еще так называемые "копченые" печати. Материалом для получения таких печатей-оттисков являлась сажа. Металлическая или каменная матрица коптилась на огне и затем прикладывалась к бумаге. Поле такой матрицы давало черный отпечаток на бумаге, а вырезанный на ней рисунок или надпись получались белого цвета. Таковы, например, печати казахских ханов XVIII в., приложенные к письмам, адресованным русскому правительству. В XIX в. "копченые" печати употребляли волостные правления, сельские старосты. "Копченые" печати встречаются и на документах, исходивших из городских учреждений XVIII -XIX вв.

Наконец, с появлением каучуковых штемпелей в XIX - XX вв. в качестве материала для получения оттиска стала употребляться особая жидкая мастика.

Известно два основных вида печатей-матриц. Во-первых, матрицы для вислых печатей. Вислая печать имеет изображение с обеих сторон. Чтобы придать печати двустороннее изображение, нужна соответствующая матрица. Матрица для вислых печатей имела форму щипцов. На обоих концах щипцов в том месте, где они плотно прилегают друг к другу, вырезались соответствующие изображения или надписи. Когда мягкая масса, свинец или воск, зажималась этими щипцами, то на обеих ее сторонах получался отпечаток изображения, вырезанного на концах щипцов.

Такие матрицы назывались тисками. В Печатном или Посольском приказах, где прикладывались печати к царским грамотам, было несколько разных размеров и рисунков матриц-тисков. Так, в августе 1696 г. кузнец Константин Иванов с товарищами изготовили по заказу Посольского приказа тиски "для печатанья его, великого государя, грамот малороссийскою печатью". Эти тиски были сделаны из железа и имели деревянные ручки*.

*(ЦГАДА. Городовые книги по Новгороду Великому, № 146, лл. 20-20 об.)

Для вислых печатей употреблялся главным образом металл, воск или восковая мастика. Для получения золотой или серебряной вислой печати брали две тонкие золотые или серебряные пластинки, между этими пластинками прокладывали шнур, а затем пластинки вместе со шнуром зажимали щипцами матрицы.

Вторым видом матрицы был металлический или каменный круг, иногда четырехугольник, на котором вырезалось обратное изображение и надпись. Когда такая матрица прикладывалась к мягкой массе, например к воску, получался оттиск. При помощи такой матрицы можно было получить прикладную печать-оттиск, одна сторона которого плотно прилегала к бумаге, а на другой оттискивалось изображение - копия матрицы.

Восковые и воско-мастичные прикладные печати прикреплялись к документам следующим образом. В том месте, где нужно было приложить печать, в документе прорезалось два небольших отверстия длиною от 0,5 до 1 см на расстоянии 2-4 см друг от друга. Через эти отверстия пропускалась узкая полоска бумаги, сложенная вдвое или вчетверо, длиной 8-10 см. Концы этой полоски накладывались друг на друга на лицевой стороне документа. На эту полоску прикладывалась печать. Когда воск или восковая мастика плотно прижимались металлической или каменной матрицей к документу, то полоска, пропущенная через бумагу документа, врезалась в восковую массу, и восковая или воско-мастичная печать прочно держалась на документе. Такие печати назывались "отворчатыми", потому что они держались на бумажных петлях*. Кроме наименования "отворчатая печать" в источниках встречаются названия: "печать под кустодиею" или "отворчатая печать под кустодиею" (кустодия - от латинского слова custodia - стража, охрана). Для предохранения воско-мастичной печати от разрушения ее прикрывали сверху бумажным кружком, диаметр которого был несколько больше диаметра печати. Этот кружок приклеивался к документу с левой стороны печати и закрывал ее лицевую сторону. Чтобы увидеть печать, нужно было отогнуть кружок. "Печати под кустодиею" прикладывались к жалованным грамотам, к грамотам с прочетом и другим документам, исходившим от верховной власти.

*(Отворчатый, по В. И. Далю, повешенный на петлях, на крюках.)

Для предохранения печатей от разрушения использовался и другой прием. Вокруг печати помещался специальный жгутик из перевитой и завязывающейся узлом полоски бумаги.

Разновидностями матрицы для прикладных печатей были каучуковый штемпель и матрица-перстень. В металлическую оправу перстня вставлялся камень, на котором вырезалось какое-либо изображение или надпись. При помощи такого перстня можно было получить оттиск прикладной печати.

Матрицы для прикладных печатей часто делались из серебра и золотились. К их изготовлению привлекались мастера серебряного дела. Печати-матрицы хранились в особых деревянных ящиках, оклеенных бархатом или атласом, с серебряными пробоями и личинками. Иногда лицо, ответственное за приложение печати, носило печать в сафьяновом мешочке (мошне), на шелковом шнуре на шее. Когда изготовлялась новая печать, то вместе с ней заказывались ящики для ее хранения (обычно два) и сафьяновый мешочек. Так, в сентябре 1692 г. в Посольском приказе была сделана новая серебряная вызолоченная печать для Ярославля. К выполнению этой работы был привлечен крупнейший резчик по серебру, жалованный мастер Оружейной палаты Василий Андреев. В делопроизводстве Новгородского приказа, из средств которого была оплачена эта работа, сохранилась следующая запись, содержащая сведения об объеме работ и их стоимости: "зделана печать серебряная и вызолочена, а знак вырезан по Государственной книге - княжества Ярославского - медведок стоячей. Да к той же печати зделаны ящик, оклеен бархатом черевчатым, а другой поменьши, с лица и внутри оклеен атласом черевчатым. У обоих пробои и петли и личинки серебряные. Да к той же печати привязана мошна и шнур шолковой с золотом". Изготовление печати обошлось Новгородскому приказу в 13 руб. 10 алт., из них полтора рубля было уплачено за работу серебряного резного дела мастеру Василию Андрееву*. Гораздо дешевле обошлось Новгородскому приказу изготовление серебряной печати для Пскова в ноябре 1693 г. При той же оплате труда резчика Василия Андреева приказ получил экономию на оформление печати: вместо двух ящиков был изготовлен один, причем на железных, а не серебряных петлях и т. д. Вся работа обошлась в 6 руб. 1 алт**.

*(ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1961, гд., д. 261, л. 295; Городовые книги по Новгороду Великому, № 136, лл. 7-7 об.)

**(ЦГАДА. Городовые книги по Новгороду Великому, № 139, л. 16.)

Употребление различных материалов для печатей-оттисков находится в некоторой связи с назначением документов, которые они скрепляют.

Золотые печати в Русском централизованном государстве привешивались обычно к трактатам, заключаемым с императорами Священной Римской империи. Дипломатические акты, отражающие сношения с этими императорами, признавались документами особой важности. Золотые печати привешивались и к так называемым шертным грамотам татарских царей и царевичей. В процессе усиления Русского государства и одновременно ослабления и распада государственных образований монгольско-тюркских народностей монголо-татарские цари и царевичи начали принимать русское подданство и приносить присягу на верность. Эта присяга называлась шертью. В ответ на такую присягу русское правительство выдавало шертные грамоты, обещавшие защиту и покровительство новым подданным.

Серебро в качестве материала для вислых печатей встречается довольно редко. В период феодальной раздробленности вся территория Русского государства была разделена на ряд мелких княжеств, одни из которых считались великими, другие удельными. Например, сложились великие княжества Московское, Тверское, Ярославское, Нижегородское. Каждое из этих великих княжеств имело свои удельные княжества, с которыми состояло в дружбе, о чем и заключались договоры между князьями. В XIII - XIV вв. к таким междукняжеским договорам привешивались серебряные печати. Встречаются серебряные печати и под договорами московских и тверских великих князей с Новгородом. Серебряные печати иногда привешивались к духовным завещаниям князей. В частности, серебряные печати имеют обе духовные грамоты великого князя московского Ивана Даниловича Калиты (первая половина XIV в.).

Наиболее распространенный тип металлических вислых печатей - свинцовые печати. Они привешивались к документам самого разнообразного содержания, в том числе и к дипломатическим актам - к междукняжеским договорам и к договорам великих князей с Новгородом.

С конца XV в. получают распространение печати восковые и воско-мастичные, которые, как и свинцовые, привешивались к документам разнообразного содержания. С этого же времени прикладные печати почти совершенно вытесняют из приказного делопроизводства вислые. Вислые печати сохраняются лишь для удостоверения важнейших документов.

Происхождение гербов. Гербы возникли в Западной Европе в XI-XII вв. в эпоху так называемых крестовых походов. Одной из главных причин, вызвавших их появление, были особенности рыцарского вооружения той эпохи. Огнестрельного оружия еще не было; сражались мечами, саблями, копьями, стрелами. Необходимость предохранить воина от поражения этим оружием вызывала особый характер вооружения. Рыцари - лица, принадлежащие к социальным верхам общества, были с головы до ног закованы в металл: шлем, кольчуга, латы, наколенники, сапоги, щит. Шлем и забрало целиком закрывали голову рыцаря. Узнать, кто именно скрывается под вооружением, было невозможно. Необходимостью отличать рыцарей друг от друга объясняется появление на рыцарских щитах изображений знаков, особых для каждого рыцаря. Впоследствии рыцарские знаки сделались родовыми, стали передаваться по наследству от отца к сыну и называться гербами.

В Западной Европе в средние века были распространены военные игры, военные состязания, так называемые рыцарские турниры. На турнир рыцари являлись вооруженными с головы до ног и распознать, кто именно скрывается под тяжелым вооружением, можно было только по гербу на щите рыцаря.

Перед турниром герольды объявляли перечень лиц, явившихся участвовать в турнире, при этом они не только называли имя рыцаря, но и описывали его герб. Поскольку этими вс росами стали специально заниматься, то были выработаны правила, при помощи которых составлялись гербы. Появились особые требования к гербам, и возникла критика того или иного герба с точки зрения соответствия этим требованиям. Гербоведение, или геральдика, приобрело, таким образом, известную систему.

Теоретическая геральдика. Правила составления гербов - предмет теоретической геральдики. Знание этих правил, применявшихся в XVIII - начале XX вв., помогает определить принадлежность гербов или гербовых печатей.

По правилам геральдики, составными частями герба являются: щит, шлем, корона, нашлемник, намет, щитодержатели, девиз, мантия и особые украшения вокруг щита. Все эти части не всегда были налицо в каждом гербе. Одни из них считались главными и обязательными, другие - второстепенными и необязательными.

Главной частью герба на основе тех приемов составления гербов, какие были выработаны западноевропейской геральдикой, является щит треугольной, или варяжской (рис. 5,1), овальной, или итальянской (2), квадратной с закруглением внизу, или испанской (3), четырехугольной с заострением внизу, или французской (4), и вырезанной, или германской, форм (5). Наиболее распространенной в русской геральдике была французская форма щита.


Рис 5. Формы щита

Гербы составлялись обычно как рельефные изображения. В качестве материала для их составления употреблялись металлы, цветные финифти (или эмали) и меха; иногда рельефное изображение заменялось цветным.

Для изображений на гербах употреблялось золото и серебро. Причем при рельефных изображениях золотые фигуры чаще всего были не золотыми, а позолоченными. На цветных изображениях золото давалось золотой или желтой краской, серебро - серебряной.

Герб изображался на различных предметах, принадлежащих его владельцу, в том числе и на металлических. Например, он гравировался на фамильном серебре. В подобных случаях краска заменялась условными графическими изображениями. Допускалось графическое изображение гербов и на бумаге. Золото графически изображалось черными точками на белом поле, серебро - в виде белого поля без заштриховки.

Финифтей употреблялось пять: красная, голубая, или лазоревая, зеленая, пурпуровая и черная. Красный цвет изображался красной краской, а графически - вертикальными линиями (рис. 6,1); голубой цвет - голубой краской, графически - горизонтальными линиями (2); зеленый цвет - зеленой краской, графически - диагональными линиями справа (3). Необходимо оговориться, что геральдическая правая сторона считается от того лица, которое держит щит. От зрителя геральдическая правая сторона будет левой, и наоборот.


Рис 6. Графическое изображение красок в гербах

Пурпуровый цвет изображался сиреневой краской, а графически - диагональными линиями слева (4); черный цвет - черной краской, графически - взаимно пересекающимися линиями (5).

На гербах изображались также и человеческие фигуры, причем в этом случае допускался еще телесный цвет.

При составлении гербов употреблялись горностаевый и беличий меха. Горностаевый мех изображался в виде белого поля, усеянного черными хвостиками (рис. 7, 1). Иногда вместо естественного изображения давалось стилизованное (2). Когда горностаевый мех изображался черными знаками по белому полю, он назывался горностаевым; когда же краски распределялись в обратном порядке: поле делалось черным, а знаки - белыми, мех назывался противогорностаевым. Беличий мех обычно изображался по белому полю голубыми значками, напоминающими развернутую шкурку белки (3).


Рис 7. Графическое изображение меха в гербах

Основное правило при составлении гербов: металл на металл и финифть на финифть не накладываются. Можно накладывать либо финифть на металл, либо металл на финифть. Если поле золотое, то фигуры на нем могут быть только финифтяные, серебряных накладывать нельзя. Золотые и серебряные фигуры могут быть даны только на поле, покрытом финифтью того или иного цвета.

Иногда щит на гербе был одноцветным, а иногда он по своей раскраске делился на части (рис. 8). Щит мог быть разделен пополам по вертикали; одна половина одного цвета, другая - другого. Такой щит назывался рассеченным. Щит мог делиться пополам не по вертикали, а по горизонтали. В этом случае он назывался пересеченным. Щит, который делился по диагонали из правого или из левого верхнего угла, назывался скошенным справа или слева.


Рис 8. Деление щита

В геральдике встречались различные комбинации этих основных делений щита. Каждая комбинация имеет свое особое название. Иногда щит разделялся на четыре равные части, т. е. он являлся одновременно и рассеченным и пересеченным.

Фигуры, которые помещались на щите, делились на два основных раздела: фигуры геральдические и негеральдические. Основных геральдических фигур шесть. Первая из них называлась главой щита (рис. 9,1). Щит имел главу в том случае, когда 2/7 его длины вверху давалось другим цветом. Если 2/7 длины щита снизу давались другим цветом, то геральдическая фигура, получавшаяся при этом, называлась оконечностью, или подножием, щита (2). Третья геральдическая фигура - столб - получалась, когда другим цветом давалась 1/3 ширины щита (3). Если другим цветом выделялась 1/3 длины щита, то это составляло четвертую фигуру - пояс (4). Пятая фигура - перевязь; это выделение другим цветом 7з щита по диагонали. Перевязь может быть и справа и слева (5 и 6). Шестая фигура - стропило: две встречные перевязи, не доходящие до верха щита (7).


Рис 9. Геральдические фигуры

Употреблялись и другие геральдические фигуры, представляющие собой различные комбинации основных. Из них следует отметить два креста - они очень часто встречались в гербах. Первый крест - комбинация из столба и пояса (5), второй - две взаимно пересекающиеся перевязи (9).

Кроме геральдических фигур, в геральдике употреблялись фигуры негеральдические. Они, в свою очередь, делились на фигуры естественные, искусственные и легендарные.

Естественными фигурами назывались изображения живых существ, небесных светил и стихий (человек, животные, птицы, рыбы, растения, солнце, луна, звезды, огонь, вода). По геральдическим правилам все живые существа должны изображаться обращенными в правую геральдическую сторону, т. е. в левую от зрителя.

Искусственные фигуры - это изображения предметов, сделанных человеческими руками, например лук, стрела, серп, молот.

К легендарным фигурам относятся изображения таких предметов или животных, каких не существует в природе, например единорог, двуглавый орел, дракон, грифон (легендарное животное, имеющее туловище льва, орлиную голову и крылья) и т. д.

Щит - обязательная часть герба, остальные части необязательны. Часто щит на гербе венчался шлемом, т. е. над щитом давали изображение воинского головного убора. При этом шлем имел круглую - западноевропейскую - форму или же древнерусскую - остроконечную. Шлем изображался в фас или в профиль, обращенный в правую геральдическую сторону.

Герб мог венчаться не только шлемом, но и короной. Корона иногда заменяла шлем, иногда помещалась над шлемом или под ним.

В русской геральдике различалось несколько видов корон: княжеская, графская, баронская и дворянская. Княжеская корона представляла собой шапку темно-малинового бархата с горностаевой опушкой и тремя золотыми дугами, усеянными жемчугом. Наверху короны помещалась золотая держава, т. е. шар с крестом. Графская корона - золотой обруч с вставленными в него девятью жемчужинами. В русской геральдике было два вида баронских корон: российская баронская корона, которая представляла собой золотой обруч, перевитый жемчужными нитями в трех местах, и прибалтийская баронская корона - золотой обруч с вставленными в него семью жемчужинами. Такие же короны были и на гербах баронов иностранного происхождения, приехавших из Западной Европы и поступивших на русскую службу. Дворянская корона представляла собой золотой обруч с тремя листовидными зубцами и двумя жемчужинами между ними.

Герб, кроме шлема и короны, украшался еще особой фигурой, как бы выходящей из шлема или короны. Такая фигура называлась нашлемником. Это мог быть конь, птица и др.

Мантия и намет как части герба своим происхождением непосредственно связаны со средневековым рыцарским вооружением. Мантия и намет изображали плащ, который рыцари носили поверх металлического вооружения.


Рис 10. Мантия

Мантия в русской геральдике встречается только на княжеских гербах. Она представляет собой бархатное полотнище малинового цвета, выпущенное из-под короны, снизу подложенное горностаевым мехом. На фоне мантии помещался гербовый щит со всеми изображениями на нем.

Намет представлял собой украшение, которое спускалось со шлема и имело вид вырезной виньетки. Верхняя сторона намета была красного, голубого или иного цвета, а нижняя - золотая или серебряная. Например, говорилось: голубой намет подложен серебром.


Рис 11. Намет

К необязательным частям герба следует отнести щитодержателей - фигуры, которые поддерживали щит. Эти фигуры могли быть естественными и легендарными (люди, животные, птицы, мифические существа). Например, на гербе графа А. А. Аракчеева щитодержателями были с одной стороны воин, закованный в латы, с другой - единорог.

Последней составной частью герба являлся девиз, т. е. словесное выражение, как бы характеризующее правила жизни и деятельность человека - владельца герба. Например, на гербе А. А. Аракчеева был девиз: "без лести предан", на гербе графа М. М. Сперанского - "Sperat in adversis", т. е. надеяться и в несчастьи". Девиз обычно помещался на ленте, которая волнообразно извивалась под щитом. По геральдическим правилам, расцветка ленты девиза и букв на ней должны были соответствовать расцветке гербового поля и его главной фигуры. Если поле щита было голубым, а основная фигура серебряной, то девиз давался серебряными буквами на голубой ленте.

«« НАЗАД К ОГЛАВЛЕНИЮ ВПЕРЕД »»

 
 
© 2007-2022 Электронная некоммерческая библиотека открытого доступа «Гербовед.ру»
Редакция: gerboved@gerboved.ru | › Пользовательское соглашение
Проект сетевого издания «Геральдика.ру»
Примечание: представленные в библиотеке научные тексты размещены только для ознакомления и получены большей частью посредством распознавания оригинальных текстов публикаций (OCR), поэтому в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания и степенью сохранности бумажных оригиналов.
карта сайта